ПИНРО

Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М.Книповича

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

70-летию Великой Победы посвящается. РЫБОХОЗЯЙСТВЕННАЯ НАУКА ЗАПОЛЯРЬЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ – 1941-1945 гг.

Как часто в различного рода передачах на радио, телевидении, в печатных изданиях мы встречаем слова, имеющие особый смысл: – «Мирное течение жизни прервала Великая Отечественная война». В полной мере это относится и к Полярному институту.

Перед войной рыбная промышленность Северного бассейна набирала силу. В Баренцевом море росли годовые уловы. Во многом это было обусловлено интенсивными научными исследованиями ПИНРО, благодаря которым осваивались новые районы и объекты промысла. В районе острова Шпицберген были обнаружены мощные скопления сельди, получившей название «полярный залом». Развивался промысел донных видов рыб на Демидовской банке и в районе архипелага Новая Земля. Акватория промысла расширялась в западном и восточном направлениях. По материалам исследований было издано семь выпусков Трудов ПИНРО.

Но предвоенные годы в Советском Союзе были напряженными. Международная обстановка накалялась. В 1939-1940 гг., в период советско-финской войны, Мурманск стал прифронтовым городом. И хотя 3 марта 1940 г. с Финляндией был подписан мирный договор, жители города строили бомбоубежища, а во дворах жилых домов рыли так называемые щели, проводили учения по противохимической и противовоздушной обороне.

Периодически, в разных районах Баренцева моря наблюдали немецкие подводные лодки. Иностранные траулеры стали приходить на промысел в Баренцево море в сопровождении военных кораблей. С 28 мая 1941 г. сотрудники ПИНРО в течение рабочего дня на 20-40 минут надевали противогазы и в них проводили оборонные занятия.

Перед началом войны штат ПИНРО состоял из 101 сотрудника.

В 1940 г. директором ПИНРО был назначен Ю.Ю. Марти – молодой, энергичный, умелый организатор, но на третий день войны он добровольцем ушел на фронт. Руководство институтом перешло к заведующей лабораторией геологии моря П.С. Виноградовой, которой пришлось взять на себя все трудности по эвакуации ПИНРО в г. Архангельск. В Приказе по ПИНРО от 13.07.1941 № 121, в соответствии с Указанием Обкома ВКП(б), Главсеврыбпрома, были изложены мероприятия по эвакуации института в г. Архангельск.

История эвакуации института полна драматизма, лишений и подлинного героизма. За 20 лет работы накопилось большое количество научного материала и различного оборудования. В Архангельск взяли наиболее ценные документы, пробы и библиотеку. Всего было приготовлено 300 ящиков, которые сотрудники института погрузили в три товарных вагона. В Кандалакше ящики перегрузили на пароход и 22 июля 1941 г. прибыли в пункт назначения. Разместился эвакуированный институт в небольшом помещении Центральной водорослевой научно-исследовательской лаборатории Наркомпищепрома СССР. В связи с нехваткой места часть материалов и книг пришлось разместить в сарае, из-за чего произошло их частичное повреждение. В Мурманске также остались сотрудники, которые по тем или иным причинам не могли выехать из города, при этом на их попечении находилась часть материалов института.

В штате института в Архангельске, по сравнению с довоенным, осталась одна треть. Но уже с началом обустройства на новом месте в состав ПИНРО, в соответствии с приказами ВНИРО, влились Кандалакшская станция ВНИРО и Печорский наблюдательный пункт ВНИРО. В дальнейшем возникла необходимость создания новых наблюдательных пунктов.

С августа 1941 г. директором ПИНРО был назначен П.П. Андреев. В 1943 г. директором института стал Г.К. Ижевский, находившийся на этой должности до 1948 г.

Военное время требовало концентрации научных сил и напряженной работы. Вся жизнь тыла во время войны проходила под лозунгом: «Все для фронта, все для Победы»!

Под руководством Б.М. Тамбовцева и И.Г. Юданова изучалась сельдь Белого моря. Большое значение придавалось исследованиям в юго-восточной части Баренцева моря; здесь за годы войны было выловлено около 10 тыс. т сайки.

Силами таких ученых, как Н.А. Маслов, Б.П. Мантейфель, М.П. Сомов, О.Н. Киселев, В.И. Бородатов, Г.И. Милинский изучались треска, пикша, морская камбала, навага. Большую работу проделали сотрудники института по усовершенствованию орудий лова, применявшихся еще когда-то поморами. Это – ставные сети, ставные невода, рюжи и другие. Сотрудники института, несмотря на военное время, повышали и свою научную квалификацию – поступали и учились в аспирантуре.

В военные годы институт пополнялся новыми кадрами, как опытными, так и теми, кого надо было учить работе с азов, для чего в 1943 г. создали школу лаборантов.

В 1943 г. были опубликованы две небольшие брошюры. Одна из них – «Навага Белого моря и ее промысел» (автор – Б.П. Мантейфель); вторая – «Съедобные беспозвоночные Белого моря» (автор – З.Г. Паленичко). В условиях дефицита продовольствия данные публикации оказались востребованными, и тираж быстро разошелся.

            

В январе 1941 г. подготовили к печати 8-й выпуск Трудов «Промысловые донные рыбы Баренцова моря». Но сборник вышел в свет только в ноябре 1944 г., т.е. после разгрома немецко-фашистских войск в Заполярье. Символично, что напечатали книгу в Ленинграде через несколько месяцев после снятия блокады города. В условиях войны выпустить большой научный сборник – это своего рода трудовой подвиг ПИНРО.

В 8-м выпуске Трудов рассматривались важные аспекты биологии и промысла трески, пикши, палтуса, морского окуня и морской камбалы. Обобщив огромный фактический материал, Н.А. Маслов впервые представил схему сезонных миграций трески – в западном и восточном направлении. Схема миграций легла в основу краткосрочного и долгосрочного прогнозирования промысла трески и до наших дней сохраняет свою актуальность.

К сожалению, из шести авторов сборника четыре сотрудника уже не увидели своих публикаций.

Во время Великой Отечественной войны Архангельск был прифронтовым городом, в августе-сентябре 1942 г. он подвергался массированным налетам немецкой авиации. От голода и болезней за годы войны здесь умерло 38 тысяч человек. Тем не менее, город выстоял и сделал максимум возможного для общей Победы.

Сотрудники ПИНРО, несмотря на тяжелые условия жизни, работали не только по тематическим планам, но и выполняли много других обязанностей. Они выкатывали бревна из Северной Двины, разгружали вагоны, занимались заготовкой дров, рыли и оборудовали щели. Плохо было с одеждой, питанием, деньгами. Но самое тяжелое, что пришлось пережить в эвакуации – это смерть своих товарищей по работе. Во время авианалета погиб кандидат биологических наук Г.В. Болдовский. Погиб, призванный в народное ополчение, один из лучших сотрудников института Г.И. Милинский. В блокадном Ленинграде умер от голода талантливый сотрудник ПИНРО В.К. Есипов. Это были, по сути дела, наши первые жертвы той страшной войны.

На мемориальной Доске памяти (на здании института), посвященной погибшим сотрудникам, выбиты следующие имена: Г.В. Болдовский, Н.Я. Брынцев, Л.Т. Каликин, С.Т. Касимов, А.А. Кряжев, Г.И. Милинский, А.Ф. Плешков, С.В. Решетников, П.К. Рюмин. Всем павшим в борьбе с фашизмом мы говорим: «Вечная Вам память».

В августе 1944 г., когда в Заполярье еще шли бои, институт вернулся в Мурманск и расположился на старом месте в здании мореходного училища, где находился до войны. К счастью, во время налетов немецкой авиации здание уцелело. Только в 1952 г. для ПИНРО построили собственное здание.

Победу приближал и научный флот ПИНРО. Все суда института в начале войны приобрели военный статус и вошли в состав Северного флота.

Трагедия постигла НИС «Персей» – первое научно-исследовательское судно Полярного института. К тому же это было и первое советское научно-исследовательское судно, что придавало ему особый идейно-политический статус. «Персей» проработал 18 лет (1923-1941 гг.) и в свой последний 90-й научный рейс в Баренцево море вышел в июне 1941 г. (начальник рейса О.Н. Киселев). 10 июля 1941 г., имея на борту груз продовольствия и медикаментов для 23-го укрепрайона на полуострове Рыбачий, корабль отправился в рейс. Но начался налет немецкой авиации. По свидетельству очевидцев, судно бомбили сразу семь самолетов. После прямых попаданий оно затонуло на мелководье у южного побережья полуострова Рыбачий, в губе Эйна Мотовского залива Баренцева моря.

Через губу Эйна в течение всего военного периода шло снабжение гарнизона на полуостров Рыбачий. Приходящие транспорты из-за малых глубин не могли подойти к берегу и были вынуждены перевозить грузы на лодках и плотах. Такое положение дел сохранялось до тех пор, пока командир саперной роты Н.П. Быстряков не предложил использовать корпус затонувшего «Персея» в качестве основания для причала. Причал вскоре построили, и «Персей» продолжал служить фронту еще 1160 дней.

Мы специально помещаем карту, где указано место гибели НИС «Персей». Сделано это с целью установить истину, так как в некоторых справочных изданиях и других литературных источниках неверно указан Кольский залив.

С 1930 по 1941 г. в научном флоте ПИНРО состоял НИС «Исследователь». До того, как стать военной единицей, он совершил 35 научных рейсов в Баренцево море. С этим судном связана одна необычная история, малознакомая широкой общественности. В июне-августе 1942 г. состоялась научно-промысловая экспедиция на птичьи базары Новой Земли, с целью заготовки яиц и тушек кайры для госпиталей и столовых военного Мурмана. Основными сборщиками были 30 подростков из школы № 1.

Инициатива создания экспедиции принадлежала Мурманскому обкому партии. К разработке плана данного мероприятия подключились специалисты: орнитологи, гидрологи, военные моряки, промысловики рыбной отрасли. В состав экспедиции входили три корабля. Это были два небольших деревянных судна – «Исследователь» и «Осетр» (водоизмещением 300 и 250 т, соответственно), а также РТ 28 «Камбала», построенное еще в 1901 г. в Англии и использовавшееся уже только для транспортных целей. Эти суда вошли в особый 6-й дивизион, созданный специально на время проведения экспедиции. Здесь следует сказать, что все суда рыбной промышленности Мурмана (промысловые и вспомогательного назначения) были объединены в пять дивизионов и подчинялись Военно-Морскому флоту.

Для проведения экспедиции создали штаб из пяти человек. На суда назначили опытных капитанов. Так, «Исследователем» стал командовать известный на Севере капитан-гидрограф П.А. Полисадов.

Экспедиция состоялась. Работать приходилось в тяжелейших условиях. Но несмотря на самоотверженный труд, план по сбору яиц и по заготовке тушек кайры оказался не выполнен. Невыполнение плана было вызвано как организационными причинами, так и неблагоприятными гидрологическими условиями холодного лета 1942 г. Вскоре особый 6-й дивизион расформировали. Эта экспедиция так и осталась в истории войны на Севере единственной и уникальной. Подробные сведения об экспедиции (с привлечением большого количества документов) представлены в статье А.Г. Алексеевой, ссылку на которую мы даем в списке литературы.

С 1929 по 1941 г. в Полярном институте (с перерывами) работало научно-исследовательское судно «Николай Книпович». Это был небольшой (даже по меркам того времени) деревянный парусно-моторный бот длиной 24 м и водоизмещением 130 т. В истории судна есть одна героическая страница, благодаря которой НИС «Николай Книпович» навсегда вошел в анналы мореплавания, когда в августе 1932 г. впервые в мире обогнуло с севера архипелаг Земля Франца-Иосифа. Эта экспедиция в высокие широты состоялась под руководством Н.Н. Зубова в рамках Второго Международного Полярного года и стала возможной в условиях сильного потепления Арктики. Всего по заданиям Полярного института НИС «Николай Книпович» осуществил 77 рейсов.

В августе 1941 г. судно в статусе сторожевого катера № 503 вошло в состав Беломорской Военной флотилии Северного флота. В марте 1944 г. сторожевой катер обрел свое прежнее название, и уже до конца 1959 г. судно занималось доставкой грузов на дальние полярные станции Управления «Гидрометслужба». После вывода из эксплуатации корабль долгое время находился в отстое в Кольском заливе и основательно разрушился. В 80-х годах ХХ века, на волне интереса к отечественной истории, общественность Мурманска выступила с предложением восстановить НИС «Николай Книпович». Но спасти судно не представлялось возможным, его можно было только построить заново. Благородная идея не смогла воплотиться в жизнь, но осталась память об этом легендарном судне в книгах и в различных публикациях.

Самоотверженный труд сотрудников ПИНРО в военные годы был отмечен Правительственными наградами и Благодарственными грамотами от руководителей рыбной отрасли. Также были отмечены команды судов, выполнявших научные рейсы.

В 1943 г., в соответствии с Положением «О чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам …», в ПИНРО издали Приказ от 14.09.1943 № 135 об образовании комиссии для оценки ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками Полярному институту.

После окончания войны на работу в ПИНРО стали приходить фронтовики. Это была особая каста людей, прошедших дорогами войны и знающих цену жизни, при этом многие еще были молоды и впоследствии стали гордостью рыбохозяйственной науки Севера – К.Г. Константинов, Т.С. Бергер, В.П. Сорокин, А.П. Алексеев.

Особо отметим фронтовиков, воевавших в Заполярье. Это – М.Я. Яковенко, В.И. Травин, о, М.М. Адров, А.А. Ганьков, К.А. Алтухов, А.И. Байгузин, Н.А. Трошенкова, В.Я. Глебов, Ф.Г. Бачин, А.А. Бобриков, В.М. Герасимов, В.И. Знаменский, П.В. Кабанов, О.Н. Киселев и другие.

Они защищали Заполярье

Свой вклад в Победу внесли и те сотрудники ПИНРО, которые в годы войны работали на различных предприятиях страны. Уже в мирные дни их назовут – труженики тыла: М.А. Сонина, А.В. Ильина, З.П. Хомутова, Л.А. Островская и другие.

Оказались в годы войны в блокадном городе-герое Ленинграде будущие сотрудники ПИНРО – В.Н. Мигаловская и Л.Н. Ивашкевич. Многолетняя история ПИНРО, в которой Великая Отечественная война оставила свой неизгладимый след, заставляет нас с высоты сегодняшнего дня по-новому взглянуть на события и достойно оценить прошлое.

Публикацию подготовили: К.В. Древетняк, Т.Е. Пашкова, А.Г. Карельская, А.Н. Бензик.

Список использованной литературы:

  • Алексеева А.Г. Научно-промысловая экспедиция на Новую Землю летом 1942 г. IV Ушаковские чтения: Сб. научных статей/ Мурманск: МГПУ, 2007. – С. 123-130.
  • Пашкова Т.Е. Николай Михайлович Книпович. Страницы жизни. – Мурманск: Изд-во ПИНРО, 2006. – 60 с.
  • ПИНРО в фотографиях и документах 1941-1945 гг. К 65-летию Великой Победы/Сост. Бензик А.Н., Карельская А.Г., Пашкова Т.Е. –Мурманск: Изд-во ПИНРО, 2011. – 125 с.
  • Под семизвездным синим флагом. – Мурманск: Кн. изд-во, 1981. – 138 с. Поморская энциклопедия. Т.1. История Архангельского Севера. –Архангельск: Помор. гос. ун-т. – 2001. – С. 41-42.
 

Ваш IP: 54.158.197.194 время генерации страницы: 0.031207084655762